ДОСТАВКА ГРУЗОВ
ПО РОССИИ

«Абсолютно бесправны». Дальнобойщики из-за «Платона» избавляются от машин

Дальнобойщики из небольших компаний избавляются от машин, утверждая, что “Платон”, система взимания платы с грузовиков массой свыше 12 тонн, убивает их бизнес.

“Платон” действует с ноября 2015 года. Ещё тогда перевозчики предупреждали, что “Платон” – это уже третий возложенный на них налог, и он станет «последним бревном, которое переломит хребет отрасли» грузоперевозок. Теперь они в этом убедились на практике.

– Фактически всё, о чём тогда говорили, сбылось, – говорит Вадим Яцук, председатель Ленинградского областного отделения “Объединения перевозчиков России” (ОПР). – Я свой первый грузовик купил в 1994 году, и с того момента у меня всегда была одна машина, на которой я сам работал. Плавно развивал свой бизнес с ГАЗ-66 до тяжёлых тягачей. И вот теперь машина стоит разобранная до лучших времен. Мне выгоднее сейчас шабашить – класть кафель, чем перевозить грузы. И именно “Платон” стал последней каплей.

Дальнобойщики трижды платят за право ездить по дорогам: сначала транспортный налог (около 40 тысяч рублей в год, вне зависимости от того, ездишь ты на машине или нет). Затем акциз, заложенный в цену дизельного топлива: 8 рублей за литр, и, наконец, “Платон”. Всего за время существования «Платона» с грузовиков в дорожный фонд было собрано 73,7 млрд рублей.

– Когда вводили акциз, то обещали, что отменят транспортный налог, – поясняет Яцук. – Звучало логично: мол, теперь будешь платить, только когда заправляешься, а значит, ездишь. А если машина стоит полгода-год, то платить не надо. Потому что и транспортный налог, и акциз – это именно плата за амортизацию дорог, за то, что мы по ним ездим, и их надо ремонтировать. Но в итоге транспортный налог не отменили! Так мы стали платить уже два раза налог за одно и то же – за право ездить по дорогам общего пользования. Но бездонному карману мало: ввели “Платон”. Это третий сбор на то же самое, на разбитые дороги, сейчас он два рубля за километр.

– Я индивидуальный предприниматель, занимаюсь перевозками с 2006 года, у меня было пять машин, сейчас осталось три, – говорит Алексей Меньшиков, председатель “ОПР” Мурманска. – Две продал, потому что не особо хорошо дела в перевозках обстоят у нас в Мурманском регионе. Оплата наших услуг заказчиками осталась на уровне 2006–2008 годов. При этом инфляция каждый год растёт: топливо, запчасти. Да ещё добавили акциз, а потом “Платон”.

Дальнобойщик из Карелии Виталий Попов первый кооператив “Экспресс” зарегистрировал в 1989 году:

– Я всю свою сознательную жизнь занимаюсь перевозками. В 2016 году у меня было семь машин, сейчас три, а скоро останется одна. До 2012–13 года было нормально, затем начались проблемы: как ни крутишься, денег не хватает, пришлось кредиты брать. А потом захотели ввести “Платон”.

Я поначалу был готов платить, хотя и непонятно, из каких средств. Но тут ребята стали перекрывать Лесной проспект в Петрозаводске. Я пошёл, пообщался и тогда потихоньку начал задумываться. Потому что мне не только не создают условия для развития бизнеса, но наоборот, всячески пытаются меня придушить. Пока могу платить – должен платить, а когда сдохну – должен быть похоронен за свой счет.

Ежедневная борьба с переменным успехом

Система “Платон” работает так: в любом крупном городе есть офис, куда дальнобойщик обязан прийти, открыть счёт и взять коробочки-транспондеры. Эти коробочки устанавливаются в машины, которые фиксируют проезд через рамки “Платона” на федеральных дорогах. За каждый такой проезд снимается плата со счёта. Если коробочки в машине нет или она выключена, то система это фиксирует и отправляет нарушителю штраф.

– Я в свою машину коробку “Платона” не ставил, – говорит Вадим Яцук из Ленобласти. – Но и те, кто ставит, пытаются как-то её обойти. Про таких дураков, чтобы честно платили “Платону” и работали, я не слышал. 

Все пытаются как-то обходить, потому что иначе разоришься: кто номера тряпками закрывает перед воротцами, кто просто выключает прибор; есть безумные эпизоды проезда рамок по встречке. 

Даже машины государственных унитарных предприятий, как я знаю, ездят по федеральным трассам с выключенными приборами. 

Потому что в цену госконтрактов “Платон” не входит. При этом, как устроена система “Платон”, никто толком не знает, можно только догадываться. И это понятно: если бы точно знали все механизмы, сразу бы стали искать возможность, как избежать. Первые годы “Платон” работал, кто-то ему, наверное, платил, но штрафы система никому не отправляла. А в прошлом году, как раз после чемпионата мира по футболу – стали приходить штрафные квитанции. Причём опять же система непонятна: иногда проедешь под рамкой – штраф приходит, а иногда – нет. От чего зависит, никто не знает. Штрафы эти мало кто платит: они копятся, и пока что никто через суд или приставов оплату по ним истребовать не пытается. Но все понимают, что это до поры до времени.

У Алексея Меньшикова из Мурманска штрафов скопилось уже на 70 тысяч рублей:

– Коробочки я в свои машины не устанавливал, принципиально, так как “Платон” – это необоснованный побор. Мы примерно знаем, где находятся рамки, пытаемся номера закрывать. Штрафы не оплачиваю и не собираюсь: ожидаю, что всё-таки свершится какое-то событие по смене руководства страны, политики страны по отношению к бизнесу, и “Платон” будет отменён. Но в целом, 

даже если бы я платил штрафы, это было бы выгоднее, чем ставить коробочку:

 дорога Мурманск – Петербург, если платить “Платону”, обойдётся в 4,5 тыс. руб. А штраф – 5 тысяч, и он ещё не каждый раз приходит. Получается, выгоднее штрафы, – полагает Меньшиков. – Надо честно признать, что, если бы я полностью платил по “Платону”, я бы, скорее всего, не разорился. Всё-таки у нас северная специфика, тарифы на оплату перевозок побольше, чем в центральной России. Сидел бы на минимальном доходе, на грани выживания, с постоянным риском, что если что-то случится, то денег не хватит. Крупные компании у нас ездят с “Платоном”, индивидуалы вынуждены рисковать и не ездить, хотя и отвечают в случае взыскания всем своим имуществом.

Виталий Попов, председатель “ОПР” Карелии, не ставил коробки в свои машины.

– Бумажки, которые приходят и на которых написано “постановление”, штрафами я не называю: признать меня виновным и наложить штраф может только суд, – заявляет он. – Я пытался оспорить одну из таких бумажек в суде, но безуспешно. У нас в регионе компаний, которые могли бы добросовестно платить “Платон” и при этом работать с прибылью, я не знаю. Но многие владельцы машин перекладывают штрафы на водителей. Вот как это делается: сейчас мелкие и средние предприятия, у которых было до 20 машин, от них избавляются. Ставят в машину коробку “Платон” и отдают под «отбой» водителю, чтобы сам работал. Если приходит штраф на машину, они его оплачивают, а потом требуют с водителя его возместить.

Чем плох большой бизнес

Крупным сетевым компаниям, по общему мнению, приходится легче, чем средним и тем более индивидуальным предприятиям.

В Ростове зерновозы возят уже по 60 тонн вместо заявленных 20, иначе денег не хватает на содержание машины и семьи

– Крупный бизнес выживает за счёт нарушений, – считает Вадим Яцук из Ленобласти. – Во-первых, Трудового кодекса: водители там на положении рабов. Их вынуждают работать по 16 часов в сутки за 40–50 тысяч рублей в месяц, при этом без оформления по ТК РФ. И, конечно, перегрузы: те же самосвалы ездят с 40–50 тоннами на борту при разрешённых 20. При этом их никогда не тормозят! У их владельцев договорённости, всё проплачено заранее. Зато на мелких и средних перевозчиках отыгрываются: под лупой ищут нарушения. Поэтому мы работаем строго по закону. Я знаю, что в Ростове зерновозы возят уже по 60 тонн вместо заявленных 20: перегружают втрое, потому что иначе денег не хватает на содержание машины и семьи. А вот от таких перегрузов дороги как раз и разрушаются!

Как рассказывает Алексей Меньшиков из Мурманска, в северных крупных компаниях также практикуется выжимать максимум из сотрудников:

– Их водители работают по 12–14 часов, спят в кабинах, поесть в кафе себе могут позволить раз в неделю. Но при этом многие довольны своим положением: зарплаты всё-таки выше, чем у медиков с учителями. При этом мы, некрупные перевозчики, себе такого не позволяем: мы стараемся быть более лояльны к сотрудникам, и зарплату сделать побольше, и исходить из восьмичасового рабочего дня. Насчёт перегрузов у крупных компаний: бери весы и проверяй самосвалы с сыпучими материалами – каждый первый будет с перегрузом. Хоть мы и коллеги, но у меня к ним отношение, как к вредителям. Так что объективно сейчас мы, индивидуальные предприниматели – на высоте с точки зрения соблюдения закона. Но нас выдавливают.

Виталий Попов из Петрозаводска вообще не уверен, что крупные компании платят акциз и “Платон”:

– Я общаюсь с водителями таких компаний, они говорят, что заправляются от 18 до 26 рублей за литр, их компании выдают им специальные скидочные карты. А я плачу по 47 рублей! То есть как минимум у них из топлива вынимаются акцизы. Каким образом это делается? Кто с кем договорился? И то же самое с «Платоном»: я не уверен, что один олигарх, Сергей Матвиенко, так просто согласится платить другому, Ротенбергу. Так что, подозреваю, что их машины фотографируют на рамках, фиксируют нарушения, но эти фотографии отфильтровываются, и штрафы просто не отправляют. Так же как камеры “не видят” машины судей, которые ездят по выделенным полосам или превышают скорость.

“Платон” – лишь вершина айсберга

Вадим Яцук уверен, что всё происходящее – не случайное стечение обстоятельств, а намеренное разрушение малого бизнеса:

– Нас выдавливают так же, как уже выдавили мелких перевозчиков из пассажирского транспорта и из такси. 

Там остались только крупные игроки, и водители у них абсолютно бесправны, еле сводят концы с концами, хотя работают на износ. И на “Платоне” процесс уничтожения малого бизнеса не остановился. 

Например, сейчас крупные клиенты требуют НДС, а у меня упрощёнка в ИП: индивидуалу невыгодно держать бухгалтера ради одной-трех машин. А раз так, мы оказались заложниками “прокладок”: больших компаний, которые берут контракты, а потом нанимают нас на субподряд. Но эти контракты уже заключены, а значит, я лишен возможности переговоров с клиентом: либо бери подряд, либо нет. Даже если для выполнения условий контракта требуется работать с нарушениями. А отсюда вытекает ещё один важный момент: ответственность за перегрузы, за превышение рабочего времени водителем ложится по закону только на владельца грузовика. И никогда – на того, кто заказывает незаконную перевозку. А ведь это государство в госконтрактах прописывает нерентабельные цены – такие, по которым невозможно возить, соблюдая закон!

Вадим Яцук предлагает обратить внимание и на медицинский контроль над водителями:

– Я теперь каждый день должен, прежде чем сесть за руль, добраться до сертифицированной поликлиники и получить разрешение работать на транспорте. Понятно, что для индивидуала это заведомо невыполнимое условие. Приходится ехать, рискуя нарваться на гигантский штраф.

Слова Вадима Яцука подтверждает Виталий Попов:

– Существует множество серых схем по выкачиванию денег из мелких перевозчиков. 

Несколько таких в Карелии я вскрыл. Например, меня тормознули на посту, нашли якобы нарушение и оттащили на эвакуаторе на штрафстоянку. Я предоставил документы. Снял все претензии, тогда мне говорят: оплачивайте эвакуатор. Я отвечаю: выставьте счёт. И мне дают договор. То есть выглядит всё так, будто я сломался или напился и вызывал эвакуатор по собственной воле! Понятно, что большинство платит не глядя, а эвакуатор и стоянка принадлежат начальнику ГИБДД или кому-то ещё из чиновников. Я говорю: так не пойдёт, предоставьте мне документ, на основании которого инспектор ДПС вызвал эвакуатор. И почему именно этот эвакуатор, копия договора с ГИБДД есть у него? Они: тогда транспортное средство не отдадим. Я не спорю, а вызываю дежурного по управлению Ространснадзора. Узнав, что дежурный едет, мне предлагают забрать машину и уезжать без оплаты. Думали, я схвачу и убегу. Но я дождался дежурного и написал заявление. Результатов пока не знаю.

Или вот ещё вариант: у стационарного поста ГИБДД есть пункт весового контроля. Задуман он был для самопроверки: заехал, взвесился, проверил, правильно ли ты загружен. Если окажется, что груз расположен неправильно, с помощью местных грузчиков устранил нарушение, получил от них квиточек на оплату и переслал его грузоотправителю, который плохо тебя загрузил. А теперь сделали как? Прямо у весов стоит инспектор Ространснадзора. И если у тебя нарушение в загрузке – сразу выписывает штраф. Выжить в этой системе могут только те, кто пристроился к корыту. Малый бизнес из перевозок скоро выдавят окончательно.

Материал взят с сайта news.ati.su