ДОСТАВКА ГРУЗОВ
ПО РОССИИ

«Гайки закручиваются все больше. Но мы не остановимся»

Участники III съезда Объединения перевозчиков России (ОПР), который прошел в селе Махалино Пензенской области с 16 по 18 февраля, решили возобновить протестные акции против реформ, которые угрожают небольшим транспортным компаниям и предпринимателям.

Почему перевозчики называют себя «армией» и почему давление на транспортных предпринимателей может негативно сказаться на российской экономике, узнала у участников съезда корреспондент «7×7».

«Пенза смогла проснуться»

Объединение перевозчиков появилось в конце 2015 года во время протестов грузоперевозчиков против системы взимания платы с грузовиков «Платон» («Плата за тонны»). Протестующие добились снижения штрафов за неоплату сборов по маршруту и заморозки тарифов «Платона» до 1 июля 2017 года. К 2019 году ОПР объединял уже около 10 тыс. участников.

Съезд ОПР в 2016 году прошел в Москве, в 2017 году — в Ульяновске. В 2019 году ОПР выбрала для проведения съезда Пензенскую область из-за растущей протестной активности местных грузоперевозчиков.

— Пенза смогла проснуться, — так объяснили организаторы выбор региона в беседе с журналистом «7×7».

Кроме того, почти в каждом пензенском райцентре есть крупное предприятие, и экономика региона во многом зависит от положения дел в транспортной сфере, которая болезненно реагирует на повышение акцизов на топливо, рост тарифов «Платона», высокие транспортные налоги, весовой контроль, платные дороги, принудительную замену тахографов и другие. Эта ситуация типична для России в целом, утверждали участники съезда.

— Наша транспортная отрасль — индикатор экономики. Если нам стало плохо, это говорит о том, что плохо станет всем. Вырастут наши расходы —вырастут цены на перевозки — взлетят цены в магазинах. Точнее, уже взлетели. Нас уничтожают. И не только нас: идет зачистка населения России, — рассказал секретарь московского отделения ОПР Сергей Рудометкин.

Кроме того, 

участники съезда опасаются, что внедрение единого реестра перевозчиков приведет к переделу рынка перевозок в пользу крупных транспортных компаний-монополистов. 

Проект закона «Об организации перевозок грузов автомобильным транспортом в Российской Федерации» несколько депутатов Госдумы разработали еще зимой 2018 года, а в начале февраля 2019 года начался процесс его рассмотрения в федеральном парламенте. По задумке разработчиков, реестр призван упорядочить перевозку грузов и обеспечить ее безопасность. Как сказано в пояснительной записке к законопроекту, более половины парка грузовых автомобилей в стране принадлежат гражданам, которые работают нелегально, без регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей.

— Законопроект о реестре вышибет перевозчиков с рынка. Если есть штрафы или неоплаченные налоги, вы туда не попадете и работать не сможете. Причем под этот закон попадают не только фуры, а любые машины весом от 2,5 тонн. Кто будет вести этот реестр, пока неизвестно. Но это будет очень хорошая «кормушка», — сказала во время своего выступления центральный координатор ОПР Светлана Токарева.

«Смысла работать нет»

По словам координатора ОПР в Пензенской области Евгения Узуна, по серым схемам работают как раз крупные компании-перевозчики.

— Я плачу все налоги. Но у меня машина тоже с декабря стоит, смысла работать нет. Заключать напрямую договоры с предприятиями нам не дают, там свои люди. В итоге мы гробим свои машины за бесценок, работаем себе в убыток. Нас хотят загнать в большие компании, но вот они как раз и работают «по-серому». Не мы. У них водители должны проезжать по 1100 километров в сутки, а если ложатся спать, им звонит диспетчер и выставляет штраф. И они [власти] ждут, что мы пойдем работать на таких рабских условиях? Мы не рабы!

Евгений Узун (в центре)

В таком же положении находятся и другие дальнобойщики. Перевозчик из Пензенской области Валерий Агеев за рулем с 1991 года. Но раньше, по его словам, все было гораздо проще и прозрачнее. В последнее время мелкие перевозчики почти все стоят, ездят большие компании — такие как «Деловые линии» и «Миларин».

— С октября я стою без работы. За весь год сделал шесть или семь рейсов. Это максимум 80 тысяч рублей, вот и весь мой годовой доход. 

Не кривя душой скажу: я не заплатил транспортный налог. Мне надо отдать государству 40 тысяч, где я их возьму? Это у монополий и по «Платону» отсрочка, и топливо дешевое. Законы делаются под них, а нас душат!

Как рассказал Валерий Агеев, перевозка 20 тонн кирпича на 220 км из Саратова в Пензу стоит 5 тыс. руб. Затраты на топливо — 4,6 тыс. руб. А самое дешевое китайское колесо, которое придется поменять после нескольких таких поездок, стоит 20 тыс. руб.

Валерий Агеев

Перевозчики жалуются, что для них закрыли МКАД, а на российских трассах нет инфраструктуры — ни дорог, ни стоянок, ни освещения.

— В прошлом году мы ничего не заработали. Я остался один, сократил рабочих. У меня было несколько машин, а теперь и одна оставшаяся сломалась. Делать ее не на что, да и не вижу смысла. А нам говорят, рост экономики. НДС на нас очень сильно повлиял. Пенсионный возраст для водителей вообще нельзя было поднимать: как в 65 лет перебирать колеса на дорогах? —рассказал корреспонденту «7×7» еще один пензенский предприниматель Павел Чемулов.

«Вы никто и звать вас никак, пока не наберете „армию“»

По словам перевозчиков, некоторые федеральные чиновники открыто заявляют, что изменений в положении мелких и средних транспортных компаний ждать не стоит, пока протест дальнобойщиков вновь не наберет обороты, как это было в 2015–2016 годах.

— Министр транспорта [Максим] Соколов нам так и сказал: «Пока не наберете армию, мы вас слушать не будем! В каждом регионе по 500 человек хотя бы. А пока это не армия, а партизанский отряд». Вот мы и решили собирать армию, — рассказал член ОПР из Саратовской области Александр Черевко.

Сильнее всего, по словам председателя ОПР Сергея Владимирова, протестные настроения у перевозчиков в восточной части страны.

— Москва и Питер — пока еще «жирные» регионы, люди там как-то живут. Самые недовольные у нас в объединении — это Урал и Абакан [Хакассия]. 

Гайки закручиваются все больше. Работы все меньше, экономика затухает. Власти нас не слышат, но поняли, что мы не собираемся останавливаться. Если в 2015–2016 годах все думали, что мы побузотерим и все закончится, то сейчас — нет, — предупредил он.

По итогам съезда в Махалино перевозчики решили возобновить протестные акции. Уже через несколько дней после съезда пензенские перевозчики впервые вышли на митинг за отставку губернатора Ивана Белозерцева, который прошел 24 февраля в Пензе, в сквере Дзержинского.

В ближайших планах перевозчиков две крупные протестные акции, которые пройдут в России весной. Первая приурочена к очередной годовщине всероссийской забастовки дальнобойщиков и пройдет 27 марта. Во второй раз перевозчики из регионов выйдут на улицы 1 мая, примкнув к праздничному шествию.

— Мы хотим показать, сколько нас в нашей «армии». Никто не предлагает перекрывать трассы, но власть должна нас услышать и увидеть, — говорили участники съезда.

По их мнению, выходы с протестами на улицы — сегодня один из немногих рычагов реального воздействия на чиновников.

— Они [власти] очень боятся людей. Три человека собираются — это для них очень страшно, если 30 — то это вообще ужасно. Полиция и спецслужбы следят за нами, смотрят, как растет организация. Росгвардия тоже следит за нами, но еще лишний раз подумает, идти против нас или нет. Сотрудники ОМОН вообще говорят, что никогда не пойдут против народа. Так что бояться не надо, надо бороться, — подытожил работу съезда член ОПР из Саратовской области Александр Черевко.

Объединение перевозчиков России — первая организованная структура в сфере автоперевозок, которая объединяет представителей транспортной отрасли из 45 регионов России. Хотя в объединение входят и средние (до 50 машин), и крупные транспортные компании, больше всего в ОПР тех, кто работает сам на себя. Ежемесячный взнос для членов объединения — 500 руб. Эти деньги остаются на местах у координаторов региона и идут на изготовление наклеек на авто, буклетов, консультации юристов и другие расходы.

В любой сложной ситуации на дороге перевозчик, состоящий в объединении, может воспользоваться помощью своих коллег, юристов, руководителей ОПР. У членов организации есть доступ ко всем каналам, базам данных и к единой сети, в которой перевозчики общаются по рации.

Материал взят с сайта news.ati.su