ДОСТАВКА ГРУЗОВ
ПО РОССИИ

Грузоперевозчиков «кошмарят», потому что у них нет лобби среди законодателей

Известный общественный деятель и предприниматель Роман Репин рассказал, почему растет административное давление на бизнес и почему от штрафов больше всего страдают автомобильные грузоперевозчики.

На днях аппарат уполномоченного по правам бизнесменов в России обнародовал результаты измерения региональных индексов административного давления на бизнес. Саратовская область вошла в число регионов с высоким административным давлением на бизнес. Индекс рассчитывался с учетом данных по общему числу проверок, доли штрафов, наложенных без проведения проверок, размере общего штрафа на одного предпринимателя.

Некоторые цифры статистики также стали известны на этой неделе (сведения приводились на всероссийском совещании уполномоченных по защите бизнеса). Оказалось, что количество штрафов для бизнеса выросло в два раза. Эти цифры прокомментировал известный в Саратове общественный деятель, предприниматель, член регионального Совета общероссийского объединения «Опора России» Роман Репин. 

Как вы отреагировали на новость о том, что Саратовская область — «гипертоник»? 

— Мне сложно сравнивать с другими регионами. Я знаю, что в Москве давление на бизнес, однозначно, ниже. По крайней мере, на малый бизнес. Мои коллеги, которые работают в Пензенской, в Самарской и в той же Белгородской области, не жалуются. Я не слышал от них о чрезмерном административном давлении на бизнес. 

Но от саратовских-то предпринимателей слышали? 

— Да, в справедливость саратовского индекса верю. Я и сам могу рассказать историю. Дело в том, что я не могу официально оформить размещение рекламы на принадлежащих мне конструкциях. Муниципальный район не дает мне разрешение. При этом, вокруг меня рекламы полным полно и, если верить муниципальному району, то она незаконная. Но районные власти это не интересует. То есть, незаконным путем идти можно, а законным — нельзя. Так кто нас толкает в нелегальный сектор и теневую экономику? Это точно не бизнес. Нас понуждают к этому. 

Федеральные СМИ приводили на этой неделе данные статистики по проверкам бизнеса. Вы их, наверняка, изучали… 

— Обратите внимание на соотношение числа проверок и штрафов. Штрафов было наложено больше, чем проведено проверок. Нам налоговая инспекция всегда говорила: «У нас не может быть безрезультатных проверок». Но мы видим, что они еще и, как говорят, с походом работают. Не просто каждая проверка заканчивается штрафом, а она заканчивается несколькими штрафами. 

Или проводятся проверки без выездов? 

— Да. Предприниматель получает штраф и только потом пытается узнать причину. Так, например, может действовать налоговая инспекция. Она снимет деньги со счета, а предприниматель потом, может быть, и докажет, что деньги с него взяли неправомерно. То есть, он ничего не нарушал, все правильно начислил и все налоги уплатил. Но налоговая инспекция, с большой вероятностью, ему предложит подождать. Пусть, мол, деньги полежат до следующего периода. У нас в Саратове есть такой прецедент. У предпринимателя сняли, если я не ошибаюсь, 1 млн 800 рублей при годовой налоговой нагрузке (у него небольшое предприятие) около 60 тысяч рублей. Ему сказали, что он, конечно, прав, но пусть штраф пойдет в счет будущих периодов. Получается, ему предлагают отчислить налоги на 30 лет вперед. 

Как вы это можете объяснить? 

— Я думаю, так происходит потому, что у налоговой инспекции свои планы и их надо выполнять. Им постоянно задирают планки и они действуют так, как могут действовать. И подобная практика, по моему мнению, вполне себе применяется всеми остальными контрольно-надзорными органами. 

Бизнес-омбудсмены возмущаются тем, что административные дела возбуждаются не по результатам проверок. Тогда по результатам чего? 

— Я не знаю… Я даже затрудняюсь ответить на этот вопрос. Был довольно продолжительный период, когда в налоговой инспекции веером признавали недостоверными сведения в ЕГРЮЛ, если они не могли найти предприятие. Мне пришлось доказывать, что они не «не нашли» предприятие, а они туда и не выходили. Я и в областной налоговой инспекции, и в 19-й, которая занимается регистрацией и ликвидацией юридических лиц, всю плешь проел. В результате решение в отношении моего предприятия было отменено. Но ведь не все такие нудные и могут пройти этот путь. А налоговая таким грабительским путем закрывает свои проблемы. У них, видимо, есть какая-то нормативная налоговая нагрузка на одно юридическое лицо или на поголовье. И чем меньше голов, тем меньше им надо собирать налогов. Они дуют в своей интерес и им не очень интересно то, как живут предприниматели. 

Федеральная статистика говорит, что дороже всего предпринимателям обходятся штрафы на неоплату вреда в системе «Платон». Почему? 

— Во-первых, система «Платон» продолжает совершенствоваться, формироваться. Масса вопросов возникает и потому, что не везде техническая часть соответствует высоким стандартам. Есть проблема электронных карт, проблема позиционирования — определения местонахождения автомобиля, проблема с прохождением ворот. Во-вторых, штрафы для предпринимателей-перевозчиков, которые предусмотрены за нарушение требований «Платона», имеют какие-то сумасшедшие размеры. Речь идет 300-500 тысячах рублей в качестве разового штрафа. 

Еще один лидер по суммам — наказание за превышение массы или габаритов транспортного средства. 

— Сегодня у нас на бизнес-завтраке были представители Объединения перевозчиков России. Вот они-то знают все тонкости этих вопросов. Дело в том, что когда автомобиль пересекает весы (они похожи на лежачего полицейского) на скорости, некоторые оси могут «пробивать» норму. То есть, когда машина нагружена, то какая-то ось может сильнее ударить по весам. И за это перевозчик получает наказание. Уже два года, в том числе и «Опора России», борется за то, чтобы наказывать за совокупный показатель всех осей (если они дают перевес), а не одной. Ведь есть сыпучие грузы, и они могут располагаться на площадке неравномерно, есть жидкие грузы, а там вообще масса постоянно смещается в движении. То есть, показать перевес легко, а это сотни тысяч рублей штрафа. Вообще, все эти наказания от «Платона» за нарушение габаритных характеристик, совершенно не от здравого смысла. Я думаю, что они появились потому, что автомобильные грузоперевозчики абсолютно лишены лобби среди законодателей. Самое мощное лоббирование имеют банки и страховые компании. Газовики и нефтяники тоже имеют бонусы и плюшки от законодательства. А у тех людей, кто занимается грузоперевозками, своих депутатов, насколько я знаю, нет. И они наиболее подвержены валюнтаризму законодателей. Им кажется, что у перевозчиков небо в алмазах и можно их еще чем-нибудь нагрузить. 

Вообще, фантазия законодателей приобретает все более удивительные формы. Одних ЕГАИСов нам сколько накидали. Все начиналось с контроля табака, спиртного (это, наверное, надо строго контролировать). Но потом нам добавили ЕГАИС-лес и ЕГАИС-мех. А теперь речь идет о том, что все потребительские товары будут маркированы и будут проходить через эту систему. Друзья мои, а где мы наберем столько денег и столько людей, которые в ней разбираются? 

А какой, по вашему мнению, контрольно-надзорный орган более всего сегодня кошмарит бизнес? 

— Я считаю, что сегодня лидерами в доставлении неприятностей предпринимателям стали банки. А все контрольно-надзорные органы — это вторая голова дракона. На третьем месте — гострудинспекция, которая отдельным солнцем сияет на нашем небосводе и является большой головной болью для предпринимателей. 

А почему банки стали неприятелями бизнесменов? 

— Как это происходит… Без всякой презумпции невиновности банк блокирует счет предпринимателей, блокирует деньги, а иногда и забирает их. У нас в Саратове с «Локо Банком» история продолжается уже два года. Они своим решением у предпринимателя со счета списали 500 тысяч рублей потому, что у банка возникли вопросы. Им предоставили документы, дали пояснения, но бесполезно. Сегодня дело находится в арбитражном суде. Огромная практика по банку «Тинькофф» и по другим банкам. 

Они применяют блокировку, когда считают сделку сомнительной? 

— Это отдельная песня. Когда-то давно налоговая инспекция определила 14 признаков, по которым контрагент может оказаться сомнительным. Но банки принимают решение о блокировке счетов на основании своих внутренних инструкций, которые являются их внутренним документом и не обязаны основываться на российском законодательстве. При этом эта информация не доступна предпринимателям, клиентам банка. То есть, у тебя блокируют деньги, а ты не знаешь почему и не можешь узнать почему это произошло. В последнее время банки объясняли это требованием 115-го федерального закона (о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма). Вы представляете, что предприниматель, который заплатил не глянувшемуся банку предприятию, получает черную метку спонсора ИГИЛ? И случаев таких масса. 

У вас есть предложение о решении этой проблемы? 

— Я пользуюсь услугами двух банков из первой пятерки. Обе кредитных организации применяет систему светофор. То есть, когда мы какое-то платежное поручение готовим, он показывает нам зеленый огонек, если получатель платежа никаких претензий у банка не вызывает, желтый огонек, когда есть какие-то вопросы (или к финансовому состоянию, или с адресом что-то не так). Красных я не разу не видел. Но при этом банк пропускает все платежи и на основании проведенных им же платежей, блокируют потом счет. Не проще ли эти черные списки получателей, пусть даже в не видимом для предпринимателей виде, подшить к клиент-банку, чтобы платеж не проходил. Ведь если предприятие вызывает вопросы, да бог с ним, я лучше не буду ему ничего перечислять, чем потом иметь проблемы с банком. Но банк проводит счет, а потом блокирует мои деньги. Если в банковском бизнесе сегодня такая автоматизация и цифровизация, почему эту простую вещь нельзя сделать? Наверное, потому, что деньги предпринимателей нужнее, чем порядок в банковской системе. 

А какая структура наиболее лояльна к бизнесу? 

— По моему субъективному мнению, самой МСБ-ориентированной структурой является МЧС. Они ведь очень много могут предпринимателям нагадить, они могут запретить все, что угодно. Но надо отдать им должное, что МЧС федерального и областного уровня быстро откликаются, вникают в ситуацию. И если физически невозможно выполнить требование, или предприниматель впервые с этим сталкивается, они идут навстречу. Шкуру последнюю не рвут. 

А вообще, может ли публикация статистических цифр, подсчет индекса административного давления на бизнес говорить о движении к созданию благоприятных условий для предпринимательства? 

— На мой вкус, это делается не так. О давлении на бизнес надо спрашивать у предпринимателей. А чиновники опираются на те отчеты, которые им присылают другие чиновники и насколько это соответствует реальной жизни, я бы посомневался. Уверен, что все намного хуже. И в снижение количества проверок не очень верится. Когда года три назад был введен мораторий на плановые проверки малого и среднего бизнеса, тут же стрельнуло вверх число внеплановых проверок. Соотношение стало «20 на 80», а то и «10 на 90». Этим очень грешат сотрудники МВД. Они левой рукой пишут заявление и по этому заявлению выворачивают любой офис — на предмет налоговых отчислений, нелегального предпринимательства, контрафактного программного обеспечения. А если три человека в офисе сидит, то от контрафакта вы не убережетесь. Обязательно кто-нибудь какую-нибудь песенку где-то скачал. А то и вовсе придется доказывать, что бесплатное программное обеспечение, действительно, бесплатное. В этом случае ведь никто квитанции не выдает. 

А могут ли цифры о двукратном росте числа штрафов демонстрировать кризис в экономике и говорить о бедности бюджетов? 

— Однозначно. Уже всюду гуляет новый мем: «Люди — это новая нефть». Я думаю, что предприниматели по определению особенные люди. Их каста невелика, но они давно живут, много видели и они очень адаптабельны ко всем изменениям внешних условий. Поэтому у законодателей есть мнение, что сколько их ни штрафуй, сколько ни нагружай, они все стерпят.

Материал взят с сайта news.ati.su