ДОСТАВКА ГРУЗОВ
ПО РОССИИ

«За сутки получаю 90 евро». Дальнобойщик рассказал, как ездит по ледяным дорогам Норвегии

AUTO.TUT.BY встретил дальнобойщика из Беларуси, который прошлой зимой отъездил вахту по Норвегии. Геннадий Гладков рассказал об опасных горных дорогах, цепях на колесах, ручных оленях, а также о том, сколько можно заработать, катаясь по одной из самых дорогих стран мира.

«Хочешь научиться ездить — двигай в горы Норвегии»

Тяга к большому заработку заставляет людей менять место работы, а самые смелые и отчаянные отправляются в дальние страны. К последней категории относятся многие водители-международники: пока белорусскую сферу штормит от прыгающих ставок фрахта и нестабильной зарплаты, они трудоустраиваются туда, где обещают платить больше. Чаще всего это литовские и польские компании-перевозчики, которым не хватает водителей. Для кого-то из белорусов такой опыт оказывается печальным: бывает, им не выплачивают заработанные деньги, другие и вовсе остаются должны из-за допущенных в работе ошибок. Хотя есть и обратные примеры.

— Любить надо эту работу, больше практиковаться. Лучше это делать в горах Норвегии зимой: будешь ехать, потому что деваться некуда, от страха сразу всему научишься, может, и заработаешь, — говорит и посмеивается белорусский дальнобойщик с пятнадцатилетним стажем Геннадий Гладков.

Он как никто понимает: отправляются в такие рейсы в основном смелые и опытные водители. К примеру, сам откатал свою первую зимнюю вахту в норвежских горах только в этом году, когда за плечами было четырнадцать лет водительского стажа.

— Из образования у меня — средняя школа, не получилось окончить что-то еще. Но я не переживаю, потому что у меня была всегда одна мечта — быть водителем-международником, а для этого университеты не нужны. Поэтому я настраивался на получение нужных для этого категорий в правах. Сначала у меня были В и С, потом открыл еще D и Е.

До того как пойти в дальнобой, Геннадий несколько лет работал водителем городского столичного автобуса. Признается: работа нервная, потому что с людьми, но конфликтов с пассажирами у него не было — парень обладал уравновешенным и спокойным характером.

«На дорогах нас ждали бандиты»

Через несколько лет, в 2005-м, мужчина решил, что пора бы начинать исполнять свою мечту: надо пересаживаться на другой транспорт — тягач с полуприцепом. Наобум в эту работу он не шел: позвали друзья, которые тогда уже некоторое время проработали в России.

— Помню, как первый раз поехал с другом на стажировку в рейс из Москвы в Питер и обратно. Когда сел за руль грузовика, было очень страшно, хотя до этого я ездил на больших автобусах, чувствовал габариты длинного транспорта. Доехал я в одну сторону и сказал своему учителю: «Все, покупай мне билет на поезд, не сяду я больше за руль тягача». Конечно, билет никто мне не купил.

Постепенно Геннадий втянулся в работу. За два года вахты он исколесил всю Россию. Времена тогда были лихие, нередко на дорогах орудовали бандиты, которые за разрешение проехать «снимали» деньги с дальнобойщиков. Бывало, дело доходило до стрельбы и поножовщины. Но необходимость зарабатывать и кормить семьи заставляла водителей рисковать.

Через два года Геннадия переманили хорошей зарплатой на небольшую белорусскую фирму, которая работала по маршруту Беларусь — Литва — Беларусь.

— Три года там проработал и ушел. 

Почему? Дальнобойщики, как правило, увольняются по одной причине: платят мало. 

Тогда курс доллара вырос, а зарплаты остались на прежнем уровне, жить стало тяжело. Вот и пришлось искать другое место работы.

«Были случаи, когда водители звонили из Норвегии и говорили: боюсь, дальше не поеду»

В те годы белорусские водители только начали уезжать на заработки в соседние Польшу и Прибалтику. Решил податься в литовскую столицу и Геннадий. Как и в начале своей карьеры дальнобойщика, в никуда мужчина не поехал — осторожничал: его позвал коллега, который работал у крупного международного грузоперевозчика.

— Сразу когда устроился, возил из Литвы в Москву спиртные напитки, обратно шли порожняком. За оборотный рейс протяженностью две тысячи километров нам выплачивали 380 евро. А за такой же рейс белорусские фирмы платили своим водителям 250 долларов. Понимаете теперь, почему в Беларуси водители не держатся? — вспоминает Геннадий.

Потом белоруса начали отправлять в рейсы по Европе. За девять лет работы в компании Геннадий не допускал косяков, поэтому был на хорошем счету у своего нанимателя: к его мнению прислушиваются, по его рекомендациям принимают в штат новых работников.

В прошлом году снова решил, что пришла пора что-то изменить. Нет-нет, увольняться он не собирался, тем более что фирма выполняла все свои зарплатные обещания.

— Подумал, что хочу ездить в горах Норвегии. У нас есть отдельная колонна, которая ездит по этому направлению. Пришел к менеджеру и говорю: возьмите. Мне отвечают: «Хочешь — езжай».

Со стороны Геннадия это был серьезный шаг, ведь рейсы в Норвегию, особенно зимой, не просто трудны — они опасны для жизни. Об этом знают все дальнобойщики, поэтому работать там не горят желанием, хоть и оплачиваются эти труды намного лучше.

— Никакие там не асы работают, обычные ребята. Правда, белорусов очень мало. В основном — литовцы, много украинцев. Ездим нормально, зимней сказкой любуемся, — просто, как о чем-то самом обыденном, рассказывает Геннадий, хотя на самом деле сложности там есть, да еще какие!

В первый зимний норвежский рейс Геннадий уехал 22 января — в стране в этот период скрипучие морозы, на горных дорогах лед, снег и ветер. Причем ездят водители там по одному, без напарника. Мужчине предстояло возить рыбу из Норвегии в Финляндию, а потом обратно доставлять пустую тару. Длится такая вахта два месяца.

— Не скрою: был страх перед поездкой, но я пересилил его. Знаю, что был случай, когда один водитель захотел поехать в горы, выехал в рейс, проехал некоторое расстояние, а потом сообщил менеджеру: «Дальше не поеду, боюсь, пусть меня кто-нибудь сменит», и ему нашли замену. Слава богу, со мной такого не произошло, — говорит водитель.

«Одно неловкое движение — и машина полетит с горы»

Зима в Норвегии начинается рано: в октябре в некоторых районах уже лежит снег. Дороги там не обрабатывают реагентами, только сгребают снег с проезжей части. Поэтому автомобили ездят по укатанной белой трассе, которая местами переходит в обледеневшие участки. Горные дороги — отдельная тема: ездить там опасно и страшно.

— Узкая виляющая дорога, на которой разъехаться двум машинам невозможно. Чтобы сделать это, надо заехать в небольшой «карман», бывает, что он находится у самого края скалы: одно неточное движение рулем — и колеса могут повиснуть с горы или вообще машина может перевернуться, — совершенно спокойно, без эмоций рассказывает Геннадий, хотя признается, что часто при движении на таких участках его прошибало холодным потом, а горло как будто стягивалось тугим обручем — ни крикнуть, ни выругаться, просто цепенеешь от страха и теряешь дар речи.

Страшно из-за того, что можно столкнуться с автомобилями встречного направления: а такие случаи нередко происходят. 

Бывает, чтобы избежать неминуемого столкновения, водители аккуратно заваливают машину на бок там, где это возможно.

— Потом надо как-то выбираться. Хорошо, если какой-нибудь дальнобойщик поможет. Но чаще всего приходится вызывать «викингов» — специальную службу помощи.

По некоторым горным дорогам машины могут ездить только в сопровождении конвоя: это происходит в тех местах, где очень сильные ветра и дорогу мгновенно заметает снегом так, что проехать по ней невозможно, машина просто застрянет.

— Перед въездом и выездом на таких участках установлены шлагбаумы. Машины собираются и ждут, когда их «провезут». Так стоять и ждать можно часа два. Впереди такого каравана едет снегоуборочная машина с мигалками, которая чистит дорогу, за ней все остальные. Встречных машин по пути нет: в этот момент они стоят с противоположного направления и ждут, когда мы проедем, а потом конвой будет сопровождать их.

При хорошей погоде в горах дальнобойщики ездят со скоростью 80 км/ч, в сопровождении около 60, в населенных пунктах — 50.

Чтобы проехать по обледеневшей дороге, колеса «обувают» в цепи

По ПДД Норвегии перевозчик должен иметь семь цепей на двухосной машине и девять — на трехосной, которые по мере необходимости надо надевать на колеса, чтобы машина не скользила по обледеневшей дороге.

— В Норвегии цепи специальные — шипованные. Мне нужно минут двадцать для того, чтобы надеть ее на одно колесо. Есть места, где без цепей на гору просто не взобраться. Некоторым водителям лень терять время, едут без цепей и иногда застревают.

Кстати, работа «викингов» по спасению застрявшего авто стоит дорого — их услуги могут стоить и тысячу евро. Геннадий говорит, что бывают случаи, когда и на цепях проехать невозможно. На их фирме водитель тогда звонит менеджеру и сообщает, что ему нужна помощь. У него требуют прислать фото колес: есть цепи — помощь будет оказана за счет фирмы, нет — плати из своего кармана, ведь это произошло из-за твоей халатности.

Помимо дорожных условий, есть еще много трудностей, с которыми приходится сталкиваться водителю в Норвегии.

— Дикий холод. Помню, один раз была температура 36 градусов мороза. Конечно, мы в основном в кабине находимся, но иногда надо и выйти. Какой-то супертеплой одежды я не беру — все как обычно.

Самое неприятное для водителей — это перецепка полуприцепа: снова и снова приходится таскать свои вещи и канистры с AdBlue. За неделю таких перецепов может быть по пять-шесть.

Ручные олени и строгие полицейские

Норвегия не входит в Евросоюз, поэтому на границе со Швецией есть таможня, где у дальнобойщиков проверяют документы на груз.

— Они нормально относятся к нам, не трясут. Спрашивают, везешь ли что-то запрещенное. Разрешено иметь только две пачки сигарет, но если увидят немного больше, то в основном относятся к этому лояльно, понимают. Кстати, спиртного у нас вообще не должно быть, а алкоголя в крови — по нулям, вне зависимости, отдыхаешь ты или едешь. Если выловят, что спиртное везешь, — изымут и штраф 150 евро дадут.

На наличие алкоголя в крови дальнобойщиков проверяют часто: полиция может остановить прямо на дороге или проверить во время стоянки на паркинге.

— Один мой коллега был в рейсе, во время отдыха выпил, а тут полиция. Арестовали его и посадили на два месяца в тюрьму, а еще штраф дали полторы тысячи евро, отрабатывал там.

Геннадий говорит, что в Норвегии спокойное дорожное движение, полиции на дороге нет, зато везде висят камеры, через которые нарушителей очень быстро находят. Да и сами норвежцы сразу звонят в полицию и сообщают, если заметят что-то противозаконное.

— Еще полиция может проверить, есть ли у тебя цепи, соблюдаешь ли режим труда и отдыха, в нормальном ли состоянии колеса. Плохие колеса — загонят на сервис, установят новые хорошие, а счет тысяч на 20 евро выставят на фирму. Так что нарушать там очень больно.

Пересекался Геннадий на дорогах с коллегами-норвежцами. Кстати, на горных рейсах работают водителями и мужчины, и женщины.

— Женщины там сильные, крепкие — викинги! Сами цепи поставят, помощь им не нужна, а ездят так быстро, что удивляешься. Но нас, приезжих, они не очень-то жалуют — мы ж у них хлеб забираем. На дороге бывает, что проезжает мимо, да как крутанет руль в твою сторону, чтобы ты на обочину подался — пугают. 

Но что удивительно: если на дороге есть полиция, то встречное направление фарами мигает, прямо как у нас! А вот «учителей» на дороге там нет.

По загородным норвежским дорогам часто гуляют олени. Они почти ручные, людей не боятся и даже подходят к ним, чтобы угостили чем-то вкусным.

— Все олени там чипованные, за ними через компьютер следят. Бывало, что водители не успевали остановиться и сбивали животное. За это штраф. А как-то один наш водитель сбил оленя, да взял и закинул его в прицеп и поехал. В компании, которая следит за животными, смотрят на монитор: датчик показывает, что олень несется 80 км/ч в сторону границы. Поняли они, в чем дело, задержали того дальнобойщика на таможне…

За сутки на норвежских дорогах — 90 евро

Когда Геннадий едет по хорошей дороге, то любуется холодными красотами Норвегии. Говорит, в такие моменты ему очень спокойно и хорошо, он отдыхает. Бывало, что даже получалось у него и рыбу на фьордах половить на спиннинг.

— Классная страна, но жить там я бы не хотел. Вот если бы работать на норвежскую фирму позвали — пошел бы, там и зарплата побольше. Но наших они не хотят брать — волокита с документами, им проще принять жителей ЕС.

По словам Геннадия, за свою работу в Норвегии он получает 90 евро в сутки вне зависимости от пробега и дня недели. Норвежцы за такую же работу получают минимум 120 евро в сутки. К примеру, дальнобойщики, которые работают на вахте и ездят по «простым» европейским дорогам, зарабатывают в сутки 50−75 евро.

— Сложная работа, конечно, но и оплачивается хорошо. Только благодаря этому заработку я смог купить дом в Городее, сейчас там делаю хороший ремонт. Есть у меня и машина — Mercedes Е-класс 2004 года, мне хватает. Все могу себе позволить: одеться, питаться хорошо.

Мужчина считает: чтобы работать в Норвегии, нужно иметь большое желание. С опытом, конечно, делать это лучше, но есть примеры, когда люди начинали свою работу сразу там и все у них получалось. Но, конечно, многие и уходят.

— Меньше надо слушать сказочников, которые начинают пугать молодых, что там, мол, такой страх, что аж некуда больше. 

— Впечатлительные люди наслушаются, да и не поедут. Я реально смотрю на вещи, оцениваю свои силы и никого не слушаю. Следующей зимой тоже поеду в норвежские горы…

Материал взят с сайта news.ati.su