ДОСТАВКА ГРУЗОВ
ПО РОССИИ

Казахстан–Россия: транспортные ухабы приграничья

Сегодня казахстанские автоперевозчики перевозят только 34% грузов, остальное приходится на иные виды транспорта, поэтому одной из задач является увеличение этой доли. Однако она слабо реализуется.

В частности, одним из основных факторов на пути наращивания объемов перевозок между Россией и Казахстаном стали сезонные скопления автотранспорта на пограничных постах, особенно усилившиеся после строительства автодороги Западная Европа – Западный Китай. И это понятно. Доставить китайские товары в Европу по суше можно в пять раз быстрее, чем водным путем.

В структуре экспортных грузоперевозок на Россию приходится 52%, страны Европы – 14%, Китай – 12%, страны Центральной Азии – 10%, в импортных – 43,8%, 12% и 9,5% соответственно.

Казахстан является не только покупателем импортных товаров, но и намерен зарабатывать на транзите, но для этого нужно приложить большие усилия. В частности, следует максимально упростить саму процедуру прохождения границы, а здесь есть над чем поработать. Ежедневно через Казахстан только транзитом проходят сотни машин в направлении Омска, Новосибирска, Саратова, Москвы и далее в Европу.

С наступлением летнего и осеннего периодов на подъездах к пунктам пропуска на границе, как правило, образуются километровые пробки из грузового и пассажирского автотранспорта. Однако, если со стороны Казахстана ситуация более или менее приемлемая, то с российской стороны эти пункты зачастую можно преодолеть только по одной – единой и для легковых, и для грузовых автомобилей – полосе. Остроту проблемы отчасти смягчают недавно принятые послабления для граждан стран-членов Евразийского экономического союза: их очередность при прохождении границы имеет приоритет перед гражданами других стран.

Водители фур жалуются на то, что портится продуктовый груз, срываются сроки поставок и это несет им большие убытки. 

Пассажиры вынуждены обитать в автобусах без элементарных условий: на границе нет ни столовых, ни магазинов, ни туалетов. Зато на пути к пропускному пункту, прямо вдоль дороги можно в избытке обнаружить киоски, которые предлагают услуги автострахования.

Отметим, что 

транспортный коллапс наблюдается с обеих сторон. 

Решить проблему пограничники не могут и потому советуют водителям перестраивать свои маршруты так, чтобы пересекать госграницу в альтернативных пунктах пропуска с меньшими потоками граждан и грузов.

По словам директора пограничной службы Казахстана Дархана Дильманова, сегодня на границе двух стран действует 51 пропускной пункт: 30 из них автомобильных, 20 – железнодорожных, один – речной. Предприниматели и дальнобойщики связывают очереди на границе с низкой пропускной способностью пограничных пунктов, которые не справляются с существующим транспортным потоком. И это понятно.

Созданная более 20 лет назад инфраструктура погранпереходов устарела, и многократно увеличившийся за последние годы поток автотранспорта нередко входит в коллапс даже при низкой сезонной активности. В частности, жители Оренбургской области, желая сэкономить на топливе, массово пересекают границу для заправки своих автомобилей в Казахстане, поскольку здесь бензин, газ и дизельное топливо стоят значительно дешевле, чем в России.

Свой вклад вносят и сотрудники департамента государственных доходов, которые проводят экспортный мониторинг грузов. Дело в том, что, согласно совместному приказу Минфина и погранслужбы «О мониторинге товаров и грузов в рамках ЕАЭС», специалисты налоговой службы ведут на границе учёт объёма продукции, ввозимой в страну, путём сканирования накладных. Однако 

предпринимателей не устраивает сопровождающая его бумажная волокита, значительно увеличивающая время досмотра транспорта и создающая проблемы в передвижении коммерческих грузов.

Налоговики, в свою очередь, заявляют, что пока товаросопроводительные документы не цифровизованы, они не могут наладить контакт с другими странами. Вместе с тем повышенное внимание к грузоперевозчикам оправданно, поскольку очень часто границу пытается пересечь транспорт с нелегальной продукцией.

Действительно, бюджет теряет десятки миллионов долларов из-за контрабанды и контрафакта. В частности, анализ товарооборота, проведенный, к примеру, неправительственной организацией Transparency International, выявил разницу между казахстанскими и зарубежными данными по 40 группам товаров более чем на 50%. Такое расхождение могло сложиться лишь при наличии масштабных коррупционных схем на казахстанской таможне, считают аналитики Transparency Kazakhstan. Этому, безусловно, способствует (что подтверждает и следственная практика) прямой контакт водителей с сотрудниками пограничных и налоговых служб. Проблема, которую власти РК самостоятельно решить не могут.

Таким образом, 

очереди на границе обусловлены наличием комплекса проблем. 

Среди них и сезон плодоовощной продукции, и плохая инфраструктура пропускных пунктов, и коррупция. Также отсутствует упорядоченный регламент действий между проверяющими службами на границе – ветеринарной, фитосанитарной и транспортной инспекциями, налоговыми органами. Нужно наращивать скорость принятия решений, упрощать процедуры, пользоваться системой управления рисками, чтобы сокращать время прохождения таможенной границы.

Нельзя сказать, что ничего не делается. К примеру, на пограничном посту «Каракога» между Северо-Казахстанской и Омской областями сооружают спецполосы для грузового транспорта. Это позволит разделить поток легковых и грузовых автомобилей и тем самым сократить очереди.

Однако процесс «расшивки» накопившихся на пропускных пунктах проблем чрезмерно затянулся. Проблема только усугубляется и растет, как снежный ком. 

О том, что ситуацию на пограничных пунктах пропуска необходимо кардинально менять, в последнее время говорится постоянно.

К примеру, в сентябре в Павлодаре прошло заседание Евразийской экономической комиссии, где слушали жалобы местных предпринимателей на трудности ведения бизнеса на границе в рамках работы ЕАЭС. Вопрос приграничных транспортных «пробок» обсуждался и на сентябрьском выездном заседании регионального Совета по защите прав предпринимателей с участием представителей российской стороны в поселке Казанка Актюбинской области (20 км от пограничного автоперехода «Сагарчин – Жайсан»).

На состоявшемся уже с участием глав государств в начале ноября в Омске XVI Форуме межрегионального сотрудничества Казахстана и России на тему «Актуальные вопросы развития приграничного сотрудничества» также (в который раз) рассматривался и вопрос очередей на границе. В ходе пленарного заседания между МИИР РК и Министерством транспорта РФ была подписана Программа совместных действий по функционированию пунктов пропуска на общей границе.

Профильные ведомства проанализируют работу имеющихся на границе пунктов пропуска, их соответствие потребностям приграничных областей и по итогам примут дорожную карту по развитию пунктов до 2025 года. При этом статус ряда мест пересечения границы Казахстана и России может измениться. Ожидается, что все это приведет к улучшению ситуации и снимет проблему длительных простоев на границе уже в обозримой перспективе.

Впрочем, аналогичные ожидания были и после прошлогодней встречи президентов России и Казахстана в Петропавловске на ХV Форуме межрегионального сотрудничества, где также решалась проблема упрощения прохождения пунктов контроля на казахстанско-российской границе.

Материал взят с сайта news.ati.su