ДОСТАВКА ГРУЗОВ
ПО РОССИИ

«Машина – это чемодан с деньгами». Сколько прибыли приносит грузовик и когда от него нужно избавляться

Водителю-частнику, экспедиторской компании и перевозчику федерального уровня один и тот же взятый в лизинг грузовик приносит разную прибыль. Почему?

О бизнес-моделях рассказал подписчикам своего видеоблога «Перевозчик 116» предприниматель из Казани Константин. 

Хочу рассказать, как воспринимают покупку нового транспорта частники, небольшие компании и экспедиторы и транспортные компании федерального уровня.

Приведу свой пример. В перевозки мы решили влезть как экспедиционная организация. Шел 2017 год, и мне стрельнуло в голову: надо брать свой транспорт. Экспедиционный бизнес шел неплохо, выскакивала какая-то прибыль, нужно было расширяться. Расширять штат логистов не позволял офис, а брать дополнительные помещения я не планировал. Решил, что нужно поддержать бизнес транспортом. С «ГАЗели» начинать не хотел, потому что понимал: любой частник в этой сфере нас сожрёт, мы не сможем конкурировать ни по ставкам, ни по мобильности. Понимания принципов работы на фуре не было, поэтому решили купить пятитонник.

Тогда я мыслил (да и сейчас продолжаю) цифрами, экономической составляющей. Для меня техника – это в первую очередь инструмент, который должен приносить доход. Не сейчас, так на выходе.

Экспедитор

С помощью субсидии от Минпромторга мы взяли в лизинг «ГАЗон», заплатив первоначальный взнос в размере 450 тысяч рублей. Ежемесячный платёж был дифференцированный, то есть со временем он уменьшался (со 170 до примерно 20 тысяч в месяц).

За 22 месяца «ГАЗон» прошел около 270 тысяч километров, и за каждый километр заработал 23,5 рубля. Мы полностью расплатились за него в феврале 2019 года, а лизинговых платежей выплатили на 1,6 млн рублей (2,05 млн вместе с первоначальным взносом).

За эти 22 месяца минуса в «ГАЗоне» накопилось на 400 тысяч рублей. То есть чтобы извлечь выгоду, нужно было продать машину и вычесть из вырученных денег 400 тысяч и еще 450 тысяч первоначального взноса. Продали «ГАЗон» мы удачно, частник заплатил за него 1,425 млн рублей. Таким образом, за 22 месяца мы заработали около 600 тысяч.

Иными словами, вложив 850 тысяч (первоначальный взнос и вложенные деньги) мы за 22 месяца заработали 600 тысяч, получив практически 40% годовых. Схема в целом мне понравилась. Единственное, что не понравилось – деньги на определенный срок замораживаются: вкладывать нужно сейчас, а выгоду получать через время.

В целом, бизнес автоперевозок (особенно у федералов) уже пришел к тому, что мыслить надо на 5-6 лет вперёд. Но в 2018 году ситуация была неопределенной. Не случится ли что? Не прессанёт ли завтра? Так что «выйти в кэш» с этим грузовиком мне показалось очень хорошей идеей.

Частник

У частника условия обычно другие. Он берёт кредит, наличку. Попытаюсь представить ситуацию с его точки зрения.

Давайте вернёмся в ностальгический 2017-й, когда «ГАЗоны» стоили 1,7-2 млн рублей. Частник мог вложить 400 тысяч (первоначальный взнос) и работать на машине самостоятельно, выплачивая оставшиеся деньги (1,6 млн). При этом в заначке у него должно лежать как минимум 300 тысяч рублей на непредвиденные расходы (запчасти, отсрочки платежей, ТО и так далее). Эта подушка нужна в любом случае, она должна быть не кредитной и не заемной.

Если кредит берётся без страховок под 16% годовых на два года, ежемесячный платеж составит 78 тысяч рублей. Это очень тяжелая нагрузка, поэтому оптимальнее брать кредит на 3 года (тогда платеж составит 56-58 тысяч).

Рулить частник будет сам. Большая часть заработка будет уходить на погашение лизинга, а если 10-15 тысяч рублей и останутся, они пойдут на бухгалтерию, на решение каких-то других возникающих вопросов. Неоплата или, не дай Бог, встреча с мошенниками – кирдык для работы.

Три года ты вкалываешь за рулём и наконец выкупаешь «ГАЗон». Если ты обращался с машиной очень аккуратно, то с пробегом 350-400 тыс. км. можешь продать её за 1,2 млн. Если вычесть из машины первоначальный взнос (400 тыс.), останутся 800 тысяч рублей; выходит, ты зарабатывал около 22 тысяч в месяц.

Мы очень привязываемся к технике. Мы мечтаем о том, чтобы через 3-4 года расплатиться с кредитом и наконец начать зарабатывать. 

И если через 3 года ты скажешь: «Это моя машина, я за неё платил и на ней ездил, я хочу её оставить», тебе нужно будет отъездить на ней еще как минимум год, чтобы «выдернуть» первоначальный платёж. А четырехлетний «ГАЗон» с пробегом под 500 тысяч километров будет стоить порядка 800 тысяч, и «выдергивая» свои 400 тысяч ты не заметишь, как машина потеряет столько же в стоимости… Так что продавая «ГАЗон» через 3 и через 4 года ты получишь одинаковые деньги. Только во втором случае потеряешь еще один год.

Если не привязываться к марке машины и говорить, например, о фурах, то становится ясно: начать зарабатывать на своей машине частник сможет на 5-6 году владения. Вопрос в том, согласитесь ли вы пожертвовать ради этого четырьмя годами жизни на дороге – с соответствующими рисками и некомфортными условиями. А проезжать придётся около 14 тыс. километров каждый месяц.

Доходность, которую частник может получить, продав машину спустя 3 года – около 65% годовых.

Крупные транспортные компании

Теперь рассмотрим эту же схему (2017 год, 2 миллиона рублей за новый «ГАЗон») с точки зрения федерала. Условия изначально неравные, потому что федеральный игрок покупал бы «ГАЗоны» крупной партией и получил скидку. Но давайте не будем её учитывать. Не будем учитывать экономию на дизельном топливе, запчастях, ремонте.

Уже тогда крупным компаниям предлагали особые условия под 0%, если те позволяли закладывать свой лизинговый транспорт. Максимум, что нужно было сделать – оплатить КАСКО за первый год вложения. То есть уже в 2017-2018 годах нас, небольших перевозчиков, обходили на том, что первоначальных вложений в технику практически не требовалось. А на выходе крупные компании получали всё те же минус 300 – минус 400 тысяч.

Федеральный игрок нацелен максимально быстро выкупить «ГАЗон». Если он действует по сценарию, по которому действовал я и расплачивается за 22 месяца, то даже продавая машину по цене ниже рыночной (допустим, за 1,3 млн), он получит 80%-100% годовых.

Итоги

К чему это всё? Нас обгоняли, обгоняют и будут обгонять. Мы пытаемся понять, как заработать на технике, а на технике на данный момент зарабатывать не надо. Ты должен её эксплуатировать и максимально быстро реализовывать, чтобы получать доход с первичных вложенных средств. Машина – это чемодан с деньгами, и сумма, находящаяся в нём, меняется со временем и зависит от множества других условий. 

Еще один момент, с которым мне сложно было смириться: техника – она, конечно, с душой, но это просто техника. Техника приравнена к деньгам. Сегодня с одним пробегом она стоит столько-то, завтра с другим – столько-то.

Схемы простые и обрубленные: это сферический конь в вакууме. Но при одинаковой машине и с одинаковыми ставками у одних доходность в районе 40%, у других в районе 65%, а у третьих – в районе 80%.

Частники, которые в 2017 году приобрели «ГАЗоны» и решили оставить их себе, начнут зарабатывать, наверное, только в наступившем 2021 году. Я выскочил из этой схемы за 22 месяца с выгодой в 40%. Но и меня обогнал федеральный игрок, заработав за это же время вдвое больше. 

Источник: https://zen.ati.su