ДОСТАВКА ГРУЗОВ
ПО РОССИИ

«Нет никакой стратегии»: что ждёт частников на рынке грузоперевозок

Дальнобойщица Екатерина Миронова и предприниматель из Казани Константин встретились за чашкой чая, чтобы обсудить будущее автомобильных грузоперевозок.

«Народная фура»: 40 тысяч за 5 месяцев

— Мы встретились с автором канала Перевозчик 116, Константином. Вы его все знаете по проекту «Народная фура». Что сейчас происходит с этой народной фурой? Как прошел проект, оправдались ли ожидания? 

— Была такая маниакальная идея. Я открыл канал на ютубе в декабре 2018 года. Одним из самых популярных стал ролик о том, сколько можно заработать на фуре за 30 дней. Было очень много негатива, когда я начал рассказывать про ставки. Мне писали: ты не умеешь ездить, ты роняешь рынок. Люди в определенный момент увидели во мне человека, который обрушивает ставки!

Я думал, размышлял и появилась такая мысль – а давайте-ка покажем реальность. Попробуем взять машину по самому низу рынка и на ней заработать. Подписчики поддержали, за неделю мы собрали порядка 600 тысяч рублей, остатки я добавил. Это был громадный опыт – если бы я искал машину сейчас, то делал бы всё по-другому. Но машину нашли, за 740 тысяч; это была готовая сцепка в Зеленодольске. Два молодых парня приобрели её годом раньше, тоже хотели заработать и в итоге пришли к выводу, что ничего не получается, выставили на продажу. Посмотрели, завели, покатались – вроде бы всё нормально. 

Я сам работаю в перевозках в основном как экспедитор, посредник: есть и свой транспорт, но он новый, лизинговый, не приносит больших проблем. А тут старая машина, голова 92 года, полуприцеп 97. Мы посмотрели и решили – берём, в любом случае начнем зарабатывать.

И тут понеслось! Сперва мы её на регистрацию не могли поставить 2 дня. Потом взяли водителя – после первого рейса он сказал, что не хочет работать. Нашли другого. Чего только не происходило! Полуоси рвало, колёса взрывались, мы залетали с перегрузом на весы, мы удерживали груз, снимали склад, выгружали машину. У нас постоянно возникали проблемы с трубками – топливными, воздушными. На сервис заезжали – коробку сбрасывали, потому что были проблемы со стартером. 

100 тысяч зарабатываешь – 95 тратишь на зарплату, ГСМ и тому подобное.

Мы прекрасно осознавали, чем рискуем и куда идём. Доработав до августа поняли, что если продадим машину за те же 740 тысяч, то получится, что за последние 5 месяцев мы заработали всего 40 тысяч рублей. Мы выставили машину на продажу: люди стали приезжать, смотреть, торговаться…

И я предложил оставить фуру на «второй сезон». Купив машину, мы стали вкладывать в неё деньги. Если нужно было что-то делать – разбирали, ставим новую запчасть, не халтурили. И сейчас её отдавать её за копейки жалко. Эта Scania, как пишут подписчики, отработала себя уже раз 5.

Думаю, что в феврале-марте снимем бокс, постараемся за месяц её подшаманить так, чтобы она как раз в сезон пошла в работу. И под закрытие дорог мы еще немножко успеем, когда будет ограничение – ставочки чуть-чуть подрастут, зная Казань и въезды тут можно заработать. Так что будет вторая часть.

У нас были моменты, когда расходная часть вырастала до миллиона с чем-то, когда отбитых денег еще не было. Очень большую роль сыграл наш водитель Владимир. Он с горящими глазами работал, у него был оптимизм. От водителя очень многое зависит – если он рукастый, то всё будет хорошо.

— Кому-то всё равно, что будет с машиной. А у кого-то всё настолько чисто – ни пылинки, ни соринки, машина ухоженная. К сожалению, у нас многие работодатели не понимают, что водитель – это главное, что хорошего водителя надо беречь.

О будущем водителей–частников

— Меня очень волнует будущее рынка грузоперевозок. Хотела бы задать тебе вопрос – уберут частников с рынка или нет? 

— Всё зависит от действий определенных лиц, которые отвечают за транспорт в государстве, от определенной линии, которую они гнут. Судя по тем законам, которые принимаются, сейчас нет определенной цели, нет понимания, как все должно происходить даже у тех людей, которые отвечают за грузоперевозки и транспорт. 

Определенной стратегии как таковой нет. Принимаются какие-то законы, но это движение ради движения.

На рынке сегодня – дикая, оголтелая конкуренция. И крупные федеральные компании, которые преобладают (подозреваю, что они уже более половины рынка занимают) тоже конкурируют друг с другом. К чему мы придём? Чрез 3-5-10 лет те парки, которые федералы отработают, надо будет кому-то передавать – тем же частникам или небольшим организациям.

В любом случае останутся какие-то направления и какие-то грузы, для перевозки которых организациям легче будет работать с частниками. Чем хорош частник? С ним можно договориться. У федералов уже готовые договоры, в них все жестко оговорено. Для маленького заказчика работа с крупным предприятием – такое себе, поэтому у частников есть своя ниша.

Придём наверное к тому, что отношение частников к федералам будет 25/75 или 30/70.

Крупные компании сегодня работают в ноль или с небольшим плюсом. Сейчас там большие инвестиции, определенные кредитные линии и значительные скидки от производителей за счет объема.

Но в Америке недавно был пример. Работало в одной компании 6000 автомобилей – американский рынок конкурентный, рабочий. Работали они, работали и перед новым годом встали. И если частник «умирает», он машины распродаёт. А крупные игроки могут до последнего показывать красивые цифры, а в определенный момент просто схлопнутся. На данный момент многие предприятия должны столько, сколько у них есть. 

В тех действиях, которые предпринимают власти и транспортные компании, логики нет. Рынок подошел к наполнению.

— Иногда страшно становится от всех этих законов и нововведений. Есть такая идея – о возвращении лицензирования отрасли.

— Лицензирование? Мы, перевозчики, и так регламентированы со всех сторон. Платим «Платон», транспортный налог, ГСМ. Расходы на ИП и ЕНВД, банковское обслуживание. Наблюдаем, смотрим. Хочется негативить, но что дальше? Надо бодаться.w

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *